С опозданием, это должны были быть мои комментарии и впечатления к минувшим недавно концертам, но я решил воздержаться от этого. Концерты есть концерты: о минусах говорить не хочется, критиков и так хватает, плюсов как мне кажется, в этот раз было больше. Пусть и то и другое останется между нами и теми, кто присутствовал на этих выступлениях. Но в день нашего приезда в Питер – 24 ноября, как я узнал чуть позже, уже перед концертом в Москве 28 ноября, случилось событие, о котором точно забыть мне будет сложно и, которое до конца еще предстоит осознать. Так вот 24 ноября не стало моего наверно самого любимого музыканта Питера «Слизи» Кристоферсона.

И это никак комментировать совсем не хочется. Хочется помолчать. Скажу только то, что он вместе с также погибшим своим единомышленником по Coil – Джоном Бэлансом, оставил во мне и в моем творчестве настолько глубокий след, что ни каких слов описать не хватит. С ним связаны одни из самых сильных, ярких впечатлений в моей жизни и они настолько личные, что делиться ни с кем не хочется. Мое молчание посвящается Питеру Кристоферсону…

Ниже прилагается текст еще не записанной песни, я написал его, когда узнал, что не стало Джона, Слизи был тогда еще жив. Мне остается только процитировать и присоединиться к словам одно из его соратников – Криса Картера, написавшего в твиттере: «Наш дорогой, наш прекрасный Слизи во сне покинул этот бренный круг ночью. Слова не могут описать нашу утрату!»

ВлаД
20 декабря 2010г.

 

 

Сонный Лондон.
Вокзал Чаринг-Кросс.
Сырость, туман.
Хронический сплин.
У Джона белая челочка,
Депрессивный психоз,
Однополая гиперсексуальность,
И круглосуточный кетамин.

В монашеской ризе –
Дружок Слизи.
Колдует по ночам
Заклиная винилы.
Не влечет его к дамам,
Дело тут не в капризе.
Как зовут тебя, с кем
И где ты милый?

Молодость на окраинах
И в злачных местах
В крови магические
Растворила кристаллы.
Ах как жаль, что
Только в наших мечтах
Благородство в золото
Обращало металлы.

Марсианская пыль
И магия Вуду,
Пьянящая прелесть
Вальпургиевой ночки.
Регулярно получая
От дьявола ссуду –
Так доходят до края,
до ручки, до точки.

Смотрит вечность
Бесстрастно и хмуро,
Как жизнь методично
Отрывает нам крылья и ножки.
Не мигающими глазами лемуров
С нарисованных холстов
Испуганно таращатся кошки.

Тупая боль,
Перекатная голь,
А на рассвете из стен
Появляются черти.
И уже не вставляют
Секс, ЛСД, алкоголь.
Нервный сон – как репетиция
Отложенной смерти.

Не оглядываясь на зад,
Не наблюдая часов,
Горячим снегом жадно
Припудрив свой нос.
На машинах времени
Без тормозов
Сломя голову снова
Мы летели под откос.

Так на встречу приключеньям,
Не пытаясь уйти от судьбы,
Очарованные величием,
Красотой и силой порока,
Наши закопченные души из тел,
Как дым из трубы
Вылетали значительно раньше
Отведенного срока.